Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Janne

дима билан

Напрасно кричат, что победу купил «Газпром». Не ««Газпром» купил», а в нашей стране создан центр (ее, страны), и центр этот -- Кремль.

Последние несколько лет были исторически решающими, потому что было понятно: живой человек (Путин, извините за такое слово) не может быть центром страны, центр должен быть стационарен и не подвержен порче на достаточно долгом историческом отрезке. Так же было понятно, что теперь центр может быть только светским, но конкретное выражение его представлялось туманным. Эти годы были по-настоящему опасны, речь шла о жизни и смерти.

Подобными центрами были, сменяя друг друга, Владимир, Москва, Петербург и опять Москва, а предметом приложения центробежности страны был культовый предмет (Мавзолей – последний в этом ряду). Обновление, выражаясь церковным языком, центров составляло поворотные точки в русской истории. (Я писала об этом, не хочу повторять доказательную базу.)

И вот неожиданно (не могу назвать, когда была перейдена черта) он создан. И теперь будут только победы. Не всегда, тем более что хорошо известно, что является для нашей страны «узкими местами». Но победы Димы Билана, «Зенита» и хоккеистов (кажется, все хорошо, -- что там сейчас у них?) можно оценивать как тенденцию – долгосрочную и историческую.
Только не говорите, что они певец, футболисты и хоккеисты: тенденция – всегда в единственном экз., одна на всех.
Janne

настоящий профессор

Александр Иосифович Зайцев.
Это был последний настоящий профессор: сутулость горбом, ворот пиджака колом, пальто застегнуто не на ту пуговицу, а портфель - только на один замок, на голове треух, как с иллюстрации к рассказу из крестьянской жизни, один бок белый: где-то прислонился. Идет, перед собой не смотрит, всё щурится. Специальность - классическая филология, спецкурсы по греческой мифологии и многолетние семинары по чтению памятников.
В течение нескольких лет перед смертью Зайцев был тяжело болен и поэтому старался взять все, что можно было еще взять от жизни, много ходил на всякие культурные мероприятия. Я видела его несколько лет назад на концертном исполнении "Антигоны" Теодоракиса по Софоклу, на греческом языке. Говорят, отозвался так: вот после этого начинаешь ценить подлинного Софокла (в смысле языка).
Он ходил не только в "приличные" места вроде филармонии, но бывал на Пушкинской, 10, был знаком с этими неформальными художниками и водил на их выставки других. Зайцев умер в начале 2000 г., в самом конце 1999 побывал на рок-концерте в "Юбилейном", остался чрезвычайно доволен. Что говорит о тонком культурном чутье.
Я осмелилась спросить, не обратился ли он к религии, если предчувствовал скорую смерть. Оказалось, обратился много раньше: он был католик. Он наполовину поляк, но крестился сознательно уже взрослым, после заключения.
Это я все к тому, что вдруг неожиданно оказывается, что у с виду совершенно не от мира сего профессора есть личная жизнь, мировоззрение, есть выбор.