Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Janne

соснора

Умер Виктор Соснора (13 июля 2019, 83-х лет). Мне (нам) повезло встретить настоящего поэта. То есть одаренного от рождения быть поэтом.
Не особо лестны самые слова о нем: «принадлежит к футуристической линии русской литературы» (прежде всего от личного знакомства с Н. Асеевым; и про самого Асеева можно сказать критически). Как понимаю, его первый сборник в 1959 (?) г. был напечатан, потому что автор работал слесарем на Балтийском заводе, — такая местная социальная классика. Можно говорить, какие черты и следы несла его личность, что где-то в глубине он так и остался этим слесарем, даже когда рассказывал об обеде у норвежского короля (после этого рассказа я и поделилась этим впечатлением с одним его учеником, а тот договорил про слесаря).
Но все, что началось после, принадлежало только ему. Он вырвался в полёт благодаря «Слову о полку Игореве» и любви к Марине — да, но оказался выше и этого. Принято говорить, что покойник был не такой, как другие, что мы потеряли и как не забудем. Но Соснора был на самом деле другим, то есть собой: ибо был неподотчетен внешнему.
Janne

(no subject)

Умерла Василка Тъпкова-Заимова (1924–2018), болгарский византинист, со специализацией в истории Болгарии, а значит, IXXXI века. На любителя, но имя крупное. Естественно, оповестили всюду. Отклики.

Отклик самого известного византиниста-соотечественника:

«она всегда ненавидела коммунистов, но никогда не переносила этой ненависти на русских коллег».

Сколько виктимности в этих словах! Готовности, что кто угодно имеет право бросить тебе в лицо какие угодно оскорбления. Как с таким живут? Когда-то студенткой, глядя на «взрослых», я удивлялась, что вроде бы люди хорошо знают греческий, европейские языки, имеют доступ к литературе, лично знакомы с зарубежными коллегами, работают по специальности (то есть не обременены необходимостью другим зарабатывать деньги) — и ничего не происходит.

Примерно я понимаю историю и природу этого явления (и травмированные первые в болезни виноваты). Я к тому, что эта виктимность объясняет отсутствие отечественной византинистики как заметного явления. Внешне там "все вы пузыри и твари дрожащие", в внутри настоящее — "нам не должно сметь".

Janne

(no subject)

Ура! «Фаланстер» сообщает, что книжка наша вышла. Книга представляет собою сборник работ Вальденберга о Пушкине, прежде всего его Комментарий к оде «Вольность» (по рукописи из СПбФА РАН, 1920-е годы).
Ода «Вольность» издана, какою она вышла из-под пера поэтом. Авторская пунктуация смысловая: вплоть до двух тире, если нужна долгая пауза, или полного отсутствия знаков препинания – когда речь безостановочна. А уж что говорить про окончания -ый/ -iй и -ой в прилагательных, исправленные в современных изданиях вплоть до потери рифмы и до полной глухоты к ассонансному стиху Пушкина. (Статью об этом написала Н. А. Николаева.)
По ходу расчехлились отечественные литературоведы. Понадобилось проверить, по какому изданию Вальденберг цитировал оду «Вольность» Радищева (есть отклонения от академического издания 1938 г.). Так что же? В академическом собрании сочинений издание оды Радищева, подготовленное Гуковским, полностью копирует издание В. П. Семенникова (1922)! Список якобы отличий разнится от издания Семенникова в паре случаев другого прочтения слов и в нескольких случаях другой пунктуации, и во всех этих случаях предпочтение надо отдать Семенникову. То есть они даже Радищева, самый их хлеб, издать были не в состоянии.
Там еще есть небольшой десерт в виде раздраженной фразы Вальденберга (потом вычеркнутой) на еще один столп и утверждение отечественного литературоведения — Мейлаха (по поводу его комментария к лекциям Куницына; традиция незнания Руссо тянется от Мейлаха к последнему, 2000-х гг. новому академическому издания П., и в этом тоже пришлось убедиться).
cover:

Collapse )Collapse )
Janne

(no subject)

Вышла рецензия на мой перевод книги Калделлиса «Византийская республика: народ и власть в Новом Риме»: Византийский временник, 75 (100) (2016). С. А. Иванов любезно согласился прислать текст. Текст, собственно, о восприятии рецензентом Калделлиса (про это я опущу); переводчику отведён последний абзац (из чуть больше четырёх страниц). Ничего страшного, вопреки ожиданиям, и, конечно, смягчено в сравнении с тоном, который пронизывал почти все высказывания на заседании в Европейском университете, выходу этой книги посвященном. Но главное, имя переводчика отсутствует! Вроде как рецензия и про переводную книгу, а кто сделал это — неизвестно. Такое отдельное и пленительное хамство. И на заседании в ЕУ меня не назвали (я уж не говорю о том, что не пригласили), хотя говорили много о том, как всё это плохо. Я встречала работы, посвящённые Вальденбергу (которого я издавала), и библиографии, где не упоминалось, что эти работы стали доступны по рукописям, подготовленным к изданию (имя). Что-то в этом есть ужасно советское: вещи возникают сами, без участия творца (с любой буквы). Потрясает. В следующий раз можно и автора не указывать. Зачем? Нам же книжка важна, какая разница, кто её написал?

То ли дело у американских людей: there is no such thing as bad publicity. Понимают…

Сквозной термин книги — polity (англ. калька с греч. politeia). С. А. Иванов повторил, что не стоило переводить как «образ правления», а лучше, например, как «режим». Римский режим. Боюсь, что  обвинили бы в симпатиях к сталинизму или в неспособности отрешиться от тоталитарного прошлого. Не режим был у римлян, а образ правления; который менялся не меняясь. Нехорошо переводить одно слово двумя, но зато точно.
Janne

(no subject)

Janne

A. Kaldellis, "The Byzantine Republic"

Вышел перевод книги:

Энтони Калделлис «Византийская республика: народ и власть в Новом Риме» (СПб.: ДМИТРИЙ БУЛАНИН, 2016) = A. Kaldellis “The Byzantine Republic: People and Power at New Rome” (Harvard UP, 2015)
Перевод мой.
Древнеримская демократическая составляющая византийского государственного устройства и проч., — автор в представлении не нуждается.

Вывод об императорской власти книги Калделлиса совпадает с выводами В. Е. Вальденбергом (1930-е), поэтому его работа напечатана здесь же как приложение. Когда и мы были щи лаптем не хлебали.

Отдельно поразило, что Калделлис из византиноведческой классики перечисляет как то, что и читать не следует, что дает ложную картину, ровно те работы, которые у нас успели перевести за последние 20 лет. Прямо по списку: Грабар, Оболенский, Дагрон, Александер (переводился?). Главное, этот перечень переводов ничем другим не разбавлен. Отстоявшиеся труды переводили.

Продается на нон-фикш в Москве сейчас.


Collapse )
Janne

церкви Преображения в Византии

Есть ли литература о церквах, посвященных Преображению, в Византии?
Буду признательна за любые советы, что можно об этом почитать.

(хотела отправить на byzantium_ru, но пусть и здесь повисит).
Janne

(no subject)

Какой замечательный Бродский. Что он не конформист (в любом смысле) — давно бесспорно, но тут на внутренний кодекс плюнул! Предпочёл литературу и вкус (что конечно же конечно не удивительно.)

Гладилин в начале упомянутого интервью заявил: «В нашей эмиграции, третьей волне, существовал закон: если кому-то в СССР плохо, надо оказывать всяческую помощь. Помощь заключалась в том, что надо издавать книги этого человека, стихи публиковать в прессе».
А Бродский этот негласный закон эмиграции, сформулированный Гладилиным, нарушил: свое неприятие «Ожога» он высказывал американским издателям еще до того, как Аксенов покинул родину.

http://magazines.russ.ru/voplit/2013/3/21e.html (и выразился грубо, не заботясь о доказательнйо базе)

А вот там же про написание истории. Бывает, что понимаешь, как было (в византийской, к примеру, истории), а источников нет, зацепить не за что. Потому что кто-то недописал или сознательно уничтожил.

Но всем нам следует понимать: это уже не частное дело Гладилина, Аксенова или Бродского, это — уже история нашей литературы, которую будут изучать последующие поколения. А история литературы, какая-никакая, все-таки наука, и потому вопросы, относящиеся к ней, должны рассматриваться на основании документов, проверенных фактов и надежных свидетельств, а не на основании голословных умозаключений, каким бы уважаемым человеком эти умозаключения ни делались.
Janne

всё повторяется в этой европе

Интервью византиниста Энтони Калделлиса (Kaldellis) по случаю выхода его замечательной книги "The Byzantine Republic: People and Power in New Rome" (Harvard University Press, 2015).
http://www.sanduskyregister.com/opinion/jackson-street-book-club/7657461

Два народа сыграли определяющую роль в средние века: византийцы — преимущественно в поэзии, написании исторических сочинений и в риторике, и арабы — в философии и науке, включая медицину.

Заслуги византийцев признают, хотя зачастую скупо. Вплоть до 1900 г. у историков была мотивация представлять византийскую культуру как полностью неклассическую, — потому что западные государства были заняты кражею классического искусства, рукописей и памятников из бывших византийских земель, и поэтому они были вынуждены рационализировать свои действия, вроде: «византийцы никогда не любили всего этого», «они не ценят того, что имеют», «они верят, что в статуях обитают бесы». Поэтому Вы, современный европеец, можете забрать это всё у них, потому что Вы — «истинный» наследник и поместите эти вещи в библиотеки и музеи. Но Вы сознаете, что они сохранили всё это в течение веков, даже если Вы полагаете, что для них оно «не имело смысла». Тем не менее, такое отношение всё ещё весьма распространено; с такой точки зрения Византия не была частью Европы. С недавнего времени, однако, делают шаги, чтобы включать Византию в единое европейское хранилище классической литературы, но я отношусь к этому скептически. Кажется, целью этого является намерение отказаться, что Европа нуждалась и в культурном вкладе арабов (каковой в действительности был решающим) — потому что у них было византийцы. Византинисты должна отказаться от этого отравленного дара. Сейчас они хотят включить нас… но не потому, что они любят нас, им просто нужно бороться с исламом. Спасибо, конечно, но благодарить не за что (Thanks, but no thanks).
Janne

(no subject)



Горит и обрушивается ИНИОН, весь.
Все мы помним, что пожар в 1986 году в Библиотеке Академии наук был поджогом. Комиссия установила. Разбрасывали в фондах что-то химическое, чтоб со временем самовоспламенилось. Уничтожали следы воровства .

Однажды я ездила в Москву именно в ИНИОН, чтобы почитать свежее о Византии. В одной из книг нашла заявку моего завкафедрой. Больше не приходилось сталкиваться с плодами деятельности ИНИОН’а; был важным сосредоточением научной информации, там занимались историей науки.