Vera Zemskova (vera_z) wrote,
Vera Zemskova
vera_z

Category:
Посмотрела я фильм «Царь». Очень плохой кинематограф. Они пригласили американского оператора – решение, теоретически, правильное, однако совсем не сработавшее. Кадр в американском кино (как я это понимаю) кадр получается из синэргии актера и оператора: оператор знает свое ремесло, как должна выглядеть картинка, а актер создает «атмосферу» внутри рамки – и получается эффект присутствия и вероподобия; такая синэргия видна в самых рядовых фильмах, в высоком кино она видна меньше или не видна – по причине высокого мастерства участвующих сторон.
Но тут, видимо, что-то местное вмешалось (или режиссер?): крупные планы провальные, дальние, с битвой – да, тут оператор не зависел.
Наши актеры иначе работают, они роль играют, а что получится в кадре – забота режиссера и оператора. И в этом фильме никто не вписался в кадре, все «торчат», кроме одной секундной сцены казни Ивана Колычева, один взгляд А. Макарова, но вообще обаятельный, он всегда создает вокруг себя затягивающее поле. Даже прекрасный Кузнецов не смог ничего сделать, как ни старался; Янковский хватаясь за стену не сумел, чтоб было убедительно, что плохо печальнику земли русской.
Про Янковского говорить не приходится (я не понимаю любви к нему, -- за внешность?): из чего следует, что если повторять слова Писания, получится православный митрополит-мученик? Но старался, конечно, тоже старался.

Отдельно раздражило, что фильм снят за три копейки. Все съемки вокруг Соловецкого монастыря, одна сцена в Ферапонтово (? глазам не поверила, кто пустил?), чуть Троице-Сергиевой лавры, зимнее поле, знаю, внимали около Суздаля,-- где историческая фактура, где монтаж, если снять на Красной площади занебесно дорого? (Костюмы, похоже, взяли в Большом театре, это не для кино костюмы.)

Кто писал сценарий? (Я знаю, кто писал.) Якобы спор власти и церкви: если слова Грозного имеют содержание, так как цитаты из его переписки, то слова митрополита – набор слов про покаяние и т. п., что считается специфически «церковным». Но если не придумать позицию другой стороны, то, может, лучше не браться?
Церковное -- икона, валящая опоры моста и останавливающая медведя – включенное по непонятной причине в фильм (для исторического антуража?) также в границах насаждаемого сейчас понимания, как должно проявлять себя церковное, то есть прямое мракобесие.

Фильм ни о чем, его интеллектуальные притязания -- ровно в границах известного стереотипа, т. е. никакого интеллектуального усилия не было сделано (равно как и фильм «Остров» ни о чем). Более того, Интерфакс передает, что режиссер, по его словам, имел культуртрегерскую задачу: показать ужас тирании. Достойно. Обожаю людей, которые ставят себе такие задачи, и их труды.
Правдивость и соответствие можно пропустить, но там халтура во всем, вплоть до сотового меда (который качают в августе) под цветущими вишнями.
И все под гипнозом этой мысли о тирании, похоже, настолько, что потеряли связь с реальностью. На соседних афишах оказаны ограничения на просмотр: «детям старше 12 лет», фильм про Шанель – «старше 14 лет», а в фильме «Царь» крупным планом гвозди забивают в ладони и головы отрубают -- и без ограничения просмотра по возрасту.

Одно слово: профессиональная халтура. Но, думаю, культуртрегер на этом не остановится, по логике нарастания тем, следующий фильм, видимо, будет о Власове.

p. s. А бродячий пес на накрытых столах, к которым никто не пришел, и крик Грозного в пустоту: «народ мой!» -- зашкаливающая пошлость. Можно было бы предположить, что автор не уважает зрителя, -- но даже такое слишком высОко будет, тут проще: это и есть художественный и интеллектуальный уровень автора-режиссера, он правда так думает.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments