October 18th, 2018

Janne

(no subject)

В Эрмитаже выставка так называемой Лейденской коллекции (Нью-Йорк). Частное собрание, начало существования — 2003 год, 250 полотен (это вики). Голландская живопись, имена первого плана и второго. Последних больше, но это же естественно. А вот что касается художников первостепенных, то тут странности почти без исключения. Да, Рембрандт, но ранний-ранний, на себя не похожий (один автопортрет, несомненно, его руки). Хальс — совсем не Хальс. [Одновременно с этой выставкой проходит выставка из венского Худож. музея (Путин с Курцем открывали), картины парами — венская и того же художника или времени эрмитажная. Оба Хальса — Хальсы, в глаза бросается.] Якобы поздний Вермеер, единственный в частном собрании; написан на куске, отрезанном от того же холста, на котором написана «Кружевница». Ну, не Вермеер это. Ян Стен тоже на себя не похож. [На веской выставке два Стена. наш и из Вены, — глаз радуется.] Пара эскизов Рембрандта, вроде как совпадающие со «Святым семейством» и женским портретом. В целом от выставки впечатление некачественности.
Да, там был рисунок Леонардо! Головка горностая для «Дамы с горностаем». Это уже ни в какие ворота не лезло, ибо рисунок 5х5 см, а рамка примерно такая же, как у Мадонны Бенуа (деревянная, широкая, расписанная, как бы ренессансная) — ну разве так можно?
Да, такие коллекции обслуживают весьма грамотные консультанты (мне это повторили). Английской версии о Лейденской коллекции в вики нет. В 1990-е в Эрмитаже практиковалось устройство выставок из частных собраний. Помнится, было собрание древнегреческих ювелирных изделия, богатая американка насобирала. Следы работы черных копателей были налицо, хотя попытались сгладить, выставив такие же вещи из эрмитажного собрания. Время голодное, но они сделали то, чего люди, заботящиеся о своей чести, не делают.
А венская выставка порадовала. Небольшая, робкая, но качественная и без той оскорбительности, что прислали, чего было не жалко (из Испании неск. лет назад); не того размаха представительства, когда «мы дружим». Глаз отдыхал на всём, и на малолюбимом Тинторетто тоже.