August 17th, 2018

Janne

романовы вдруг

Пишу некую работу о Борисоглебских церквах. Все —исключительно княжеское строительство, одновременно с учреждением столов, располагались рядом с кремлем/«городом» (отдельный показатель —Борисоглебская башня кремлей многих городов). Думала в прошлом сентябре, что уже закончила, но вылез борисоглебский сюжет у Романовых, но воплощён у них не так, как обычно. Пришлось начитывать. «Комплекс неполноценности» династии (выражение А. Л. Юрганова), что они не Рюриковичи, на фоне только что отгремевшей Смуты; разговоры в народных низах, что они неприродные государи, что «казацкие государи» — говорили в Новгороди и его представители отказались участвовать в соборе 1613 г., и т. д..
Романовы многообразно пытались изжить этот комплекс, но получалось плохо. Однако не это главное. У меня в мыслях никогда не было как-то особенно задуматься о них как о чём-то общем (и не люблю я такой историософии), но вдруг вся эта начитка сложилась в образ Романовых, для меня неожиданный: они неаутентичны русской истории и ее сценариям.
Да, считается, что черты абсолютизма проявлялись уже при Алексее Михайловиче (перестали собирать Земские соборы, проч.), а завершил Пётр, а закрепощение по Соб. уложению 1649 г.— ответ на вызовы времени, ну и так далее. Нет. Впечатление, что всё это делалось в стремлении закабалить, чтобы в том всех уравнять, а самим стать надо всеми. Губная реформа введена при Елене Глинской, Иван IV, как только сделался царём, начал делиться властью, созвав Земский собор (продолжение т. наз. земской традиции городов), а потом созывая их по важным поводам (и не всегда получая желаемую поддержку). Московские Рюриковичи не держались за власть, они хотели «сделать дело». А вот Романовы _никогда_ не делились властью, до последнего. Рассуждения, конечно, про помазаничество не годятся ни по какому признаку, — если кому вдруг ценно.
Есть работы, показывающие, что созвать ответственное министерство Николай II все-таки согласился… 27 февраля. И показательное исключение — Екатерина II: умная, чистокровная иностранка, с кругозором. С обсуждением ее Наказа получился бардак, но к тому времени люди забыли, что такое земская традиция. Советскую власть можно пропустить ради ясности, но сегодняшняя власть хочет делиться, и была бы рада переложить часть своей работы (до определенной степени и в определенных формах, но очень приветствует).
Все сказанное не бог весть что, но для меня картинка неожиданная. Романовы XIX века, безусловно, благонамеренные люди были, но их нежелание делиться властью — сквозная их черта, политическая негибкость — свидетельство «неприродности» их как государей. 300 лет отсутствия обратной связи. Как-то так.